обсудить | оценить | к списку всех публикаций | к содержанию номера | к статьям раздела "Другое" | Оценка: 4.6667

Интервью

Страница 1 из 1.
1   

Он уверяет, что ему интересны все профессии, даже патологоанатома, считает, что плыть против течения глупо, а надо только чувствовать, куда тебя несет. Терпеть не может упертых мужчин, но любимой женщине готов простить все. Преподает в институте азы тележурналистики, но мечтает о театральных подмостках.

- Вадим, сколько помню отечественное телевидение, Вы всегда были там, телеведущий - «долгожитель». Как Вы попали в телестихию и сумели задержаться в ней?

- Давно это было, я оканчивал институт культуры, режиссерский факультет. В стране - самый развал, работы не было. Меня взяли в институт за актерские способности, но на следующий год обучения я все про профессию понял: актерам в то время не платили, и смысла идти работать в театр, не было. Хотя меня брали в труппу два больших московских театра. Мое амплуа - характерный герой, чуток недотепа, персонаж для советской драматургии.

- Зато на телеэкране Вас все привыкли видеть этаким Василием Теркиным, остроумным, доброжелательным, улыбчивым! Вы сами могли бы себя назвать человеком настроения?

- Нет, я достаточно ровен в этом отношении, но меня могут выбить из равновесия крупные неурядицы. Я даже больше скажу, когда у меня отвратительное настроение, то я стараюсь спрятаться ото всех. Коль все привыкли, что ты такой весельчак, то окружающие начинают плохо реагировать, когда ты вдруг начинаешь гундеть и жаловаться.

- Ваш самый большой успех в жизни?

- Для мужчины - это всегда работа, и самое страшное, когда мужчина понимает, что каждый его шаг - это не рост, а падение в карьере.

- А Ваш переход на канал «Домашний» - это…

- … качественный рост, конечно. Это абсолютно то, к чему я стремился, в большей или меньшей мере. Я понимаю, что надо профессионально расти: править дикцию, потому что по формату одного канала этот недостаток мог пройти, а для другого - неприемлемо. Внешний вид другой должен быть, худею.

А самая большая радость - это когда ты из разряда «закадрового» журналиста переходишь «в кадр», мало того, становишься суперпопулярным. Именно так получилось со мной в 1995 г. после того, как я стал вести «Экспресс-камеру».

- Девушки на улицах стали узнавать и оглядываться?

- Я отработал несколько дней на «Экспресс-камере» и стоял после работы у ларька, хотел купить две баночки пива. Вдруг услышал за спиной свою фамилию, потом меня стали ребята-работяги подталкивать и приговаривать: «Проходите, проходите…» Я так перепугался, почему-то… Может, потому, что это было первое признание популярности и такое анекдотичное.

Враки, когда «звездные» люди говорят, что все эти узнавания им неинтересны. Все ради этого работают, по крайней мере, начинали, чтобы все оборачивались, чтобы выбегал хозяин ресторана и восклицал: «Боже, кто к нам пришел!»

- Вадим, пиво-то купили?

- Купил, без очереди.

- Вы получили от профессии все, что хотели?

- Нет, у меня еще столько желаний. Меня стали потихонечку приглашать в антрепризные спектакли. Конечно, я не сыграю в «Ромео и Джульетте», никогда не буду Гамлетом, но у меня есть целая жизнь, чтобы что-то исправить.

- Может ли просмотр художественного фильма вызвать у Вас скупую, мужскую слезу?

- Из увиденного в последнее время очень понравился фильм Такеши Кетано «Заточи». Я люблю профессиональный, «вкусный» стеб, когда «хулиганят» в искусстве.

Вчера был на спектакле. Была не самая глубокая пьеса, не самая революционная режиссура, но я заплакал, потому что хорошо! Потому что, оказывается, Стас Садальский - это глубокий психологический актер, а Лариса Удовиченко - сильная характерная актриса. Я был так поражен их тандемом, поверил им, хотя давно не верю театральным постановкам, все давно играют «вполноги».

- Все-таки сцена не оставляет Вас, манит?

- Ко мне иногда подходят бабушки и говорят, мол, мы понимаем, что вы для молодежи работаете… Я думаю, ну сколько можно, еще лет двадцать, до пенсии я буду молодежным телеведущим! Понимаешь, что не выпрыгнешь из своего возраста, из того, что ты в своей жизни что-то видел и чего-то уже понимаешь.

- Если бы Вам предложили написать сценарий о Вашей жизни, юноши с детством, похожим на Ваше, что бы там было написано?

- Моя любимая сказка в детстве была про гадкого утенка. Не могу сказать, что я стал лебедем, но что-то «лебединое» есть… У меня было обычное советское детство, хорошие родители. Жил я в Москве, в Медведкове, на улице Тихомирова. Простое совпадение, которое отличало меня от других ребят - Тихомиров с улицы Тихомирова. Если бы мне двадцать пять лет назад предсказали мою сегодняшнюю судьбу, ни за что бы не поверил! Так это было не реально в то время.

Единственное, если бы я решил написать пьесу или снять фильм, то основной лейтмотив там был бы о всепобеждающей силе любви, доброты, честности. С годами я понял, если ты чего-то хочешь добиться, и чтобы это тебе еще принесло радость, надо жить открыто, тогда тебе все будет. Мне никто никогда не верит, говорят: «Ты - идеалист». Но я знаю, проверял - добро побеждает. И моя жизнь, жизнь моих знакомых тому пример. Такая история о маленьком чуде, мы же все мечтаем о чуде, а чудо, оказывается, существует, оно рядом.

- Какой Вы в домашней обстановке? По дому что-нибудь делаете?

- Сейчас я прихожу и падаю без сил. Я люблю, как ни странно, мыть посуду. У меня есть занятия, которые я обожаю делать: красить стены, натирать полиролью мебель, вообще, я очень люблю чистоту, убираться дома, наводить порядок. Моя самая большая радость, что я плохо вижу, иначе бы все время мыл и протирал. Нет, это не мания как у Хьюза Говарда, видимо, в таких процедурах я нахожу успокоение.

- Какую роль в Вашей жизни играют деньги?

- Я стараюсь быть рациональным в тратах, хотя к деньгам надо относиться легко. Я, конечно, могу что-то там, говоря по-русски, «кроить», но потом вещь мне нравится, и я ее немедленно покупаю. Завтра обязательно приду и куплю, потому что весь предыдущий вечер вспоминал и корил себя за псевдоэкономию.

- Вы - «правильный» покупатель: долго этикетки не выбрасываете, чеки положенный срок храните?

- Это все не про меня, другое дело, что купленная вещь может год-два висеть в гардеробе. Но я не покупаю ультрамодные одежды, рваные джинсы - это не моя история. Потом достаешь, с чем-то комбинируешь, надеваешь - ах, нечеловеческая красота!

Не надо делать трагедии на пустом месте, если вещь сломалась, порвалась, разбилась… Есть причинно-следственная связь - раз порвалась, значит, хватит носить, иди в магазин. Не надо истерить из-за царапины на машине, сам виноват.

- Спорное суждение, а если кто-то другой взял вашу дорогую вещь и уронил, включил неправильно и сломал? Какие Ваши действия, наш «герой» выживет?

- Поживет минут пятнадцать (смеется). Покричу для приличия, гадость какую-нибудь скажу. Но что делать?! Помню, на одном мероприятии мы с Петей Подгородецким раздевались в одной гримерке. Я сложил одежду и сверху водрузил свои любимые очки, не дешевые, почти 400$.

Сложно не заметить, видно, что лежит одежда. Зашел Петя и сел сверху, под ним все захрустело, очки сломал. Потом он пытался мне возместить причиненный ущерб, включая моральный. Конечно, я не взял с него никаких денег, смешно же… Я все-таки сам виноват, ведь мог положить очки на подоконник, на шкаф. Все очкарики знают, что этот необходимый вам аксессуар надо положить недосягаемо для посторонних. Я иногда сам спрячу, что днем с огнем не сыщешь.

- Можете описать Ваш механизм траты денег - от замысла до исполнения?

- Вот я понял, что хочу купить себе хороший музыкальный центр, поехал. Прихожу в магазин, окидываю взглядом товарное изобилие, мне нравится вон это. «Это», знаю заранее, будет одним из самых дорогих. Продавец показывает другие музыкальные центры, но мне нравится этот. У меня в этом отношении совершенно омерзительный глаз, характер, при этом я въедливо расспрашиваю знакомых, провожу, так сказать, маркетинговые исследования. У кого-то увидел красивый мобильный телефон, нравится! Я как сорока не пропускаю все яркое, блестящее. Мне говорят: «Не вздумай покупать!» А мне хочется… Все равно сделаю так, как хотел, и случится так, как предсказывали, с точностью до миллиметра! Сейчас приобрел телефон Nokia, конструкторы улучшили фирменный дизайн, даже нравится, что тяжелый, мужской такой телефон.

То же самое и с автомобилями, хочу купить Citroen, все твердят: «Не надо». А мне нравится, что я могу с собой поделать? Не нравится Mercedes-Benz, по дизайну - AUDI, хотя понимаю, что это вроде как абсурд… Вообще, я считаю, для творческой натуры имидж - это все, ты должен быть немножечко другим, нельзя быть как все. Банальность, даже за большие деньги, все равно банальность. Сейчас купил бы Citroen C6, которого еще нет в продаже. Это большая представительная машина, неожиданно смешная. Купил бы C4 Honda Accord, хотя она более буржуазная.

- С кем в кадре Вам легче общаться - с мужчинами или женщинами?

- С женщинами разговаривать легче, ты призываешь на помощь свое мужское обаяние, уж не знаю, насколько оно есть. Специально «пережимаю», понижаю голос, «даю мужика», так сказать. Это такая забавная вещь, но она работает.

С мужчинами сложнее и одновременно проще, если они чувствуют в тебе человека одного градуса, одного уровня, тогда разговор состоится. Иногда берешь интервью у кого-то известного, ну никак! Он смотрит на тебя, и ты читаешь в его глазах: «Вот дурилка картонная». Тогда ты включаешь свой жизненный багаж, который есть у каждого человека, и у меня в том числе, и начинаешь «давить интеллектом». И человек подпрыгивает - о, надо же! Я встречал огромное количество умных людей, мне повезло в жизни на интересные встречи, разговоры, мысли, которые я обрабатывал и потом выдавал за свои. А когда ты начинаешь копать глубже и задавать вопросы, связанные с темой, знакомой твоему собеседнику, его профессией, которые ему никто в жизни не задавал, то он всегда готов общаться на равных.

- По правилам Глеба Жеглова работаете, а брак бывает?

- Бывает, что я недоволен собой. Недавно «не дожал» Романа Трахтенберга, а со стороны - был нормальный разговор. Моя большая удача - это прямой эфир с Людмилой Марковной Гурченко. Раннее утро, актриса стоит за камерой, сейчас войдет в студию. И я понял, что если я сейчас не сделаю чего-нибудь экстраординарное, значит, ничего не будет. Как ее встречать? Стоя - тривиально, на коленях - водевильно, и я решил - встречу ее … лежа. И я лег.

Гурченко зашла и сказала: «Вставай!»
- «Нет, не буду».
Она повторила: «Вставай!»
- «Нет».
Кое-как она подняла меня. Тогда я у нее спрашиваю: «Что у вас с сердцем?»
Людмила Марковна перепугалась: «А что у меня с сердцем?!»
- «Оно свободно?»
- «А что такое?» - совсем переполошилась она.
- «Если оно свободно, то боюсь, что я слишком стар для вас».
Она расхохоталась. Мне сказали, чтобы я ни в коем случае не спрашивал про «Карнавальную ночь». А я запел про пять минут, она подхватила. Феерическая женщина! Гурченко была естественная, не сдающаяся, молодая, в какой-то мере, злая, но думающая о любви. Тогда ты понимаешь, что и в 60-70 лет будет жизнь. Ты проецируешь это на себя, а зрители должны проецировать на свою жизнь.

- Вам снятся необычные сны?

- Я вижу смешные сны и часто просыпаюсь с улыбкой на лице.




«ПОКУПКА» желает Вам удачной покупки.

Страница 1 из 1.
1   

| Оценка: 4.6667

|| ||
Рейтинг@Mail.ru HotLog
 

© Журнал ПОКУПКА. Все права защищены, 2004-2006

Координаты    

Реклама на сайте:

Сервис Металл: стоимость профнастила в прайсе он-лайн.